Люди автоматически склонны думать негативно Люди автоматически склонны думать негативно

Люди автоматически склонны думать негативно

Дмитрий Иванов
lyudi avtomaticheski dumayut negativno
lyudi avtomaticheski dumayut negativno

Люди склонны думать негативно, они это делают автоматически. Об этом рассказал профессор детской и подростковой психиатрии Виктор Кэррион.

«Позитивное мышление — это не то, что происходит автоматически. На самом деле автоматически мы думаем негативно. Именно это эволюционно и дало результаты. Позитивные мысли нужно практиковать и изучать», — рассказал он.

В статье, опубликованной в журнале «Биологическая психиатрия» говорится, что сигналы от миндалины мозга затрудняют тревожным и напряженным детям регулировать свои эмоции.

«Мы должны быть более внимательными. Эти результаты показывают, что у тревожных детей мозг не самокорректируется», — говорит старший автор исследования Винод Менон, профессор психиатрии и поведенческих наук в Медицинском факультете Стэнфордского университета.

Результаты основываются на первом исследовании, в котором изучалось, как у детей 10 и 11 лет меняется регуляция эмоций. Тогда использовалось сканирование мозга для обнаружения тревоги и хронического стресса.

В исследовании использовалась функциональная магнитно-резонансная томография для изучения характера сигналов между частями мозга: миндалинами, миндалевидными нервными кластерами на правом и левом полушариях мозга, которые функционируют как центры страха; и дорсолатеральная префронтальная кора, область мозга, участвующая в исполнительных функциях, таких как принятие решений и регулирование эмоций.

«Чем более тревожным или стресс-реагирующим является человек, тем более сильный сигнал, который мы наблюдали от миндалины к дорсолатеральной префронтальной коре. Это указывает на общий маркер, лежащий в основе этих двух клинических мер: тревога и стресс», — говорит Винод Менон.

Кроме того, соавтор Виктор Кэррион рассказал, что при значительном стрессе связь между эмоциями и мышлением становится менее плавной. Стресс и беспокойство определенного уровня, кажется, прерывают этот процесс. Кэррион является директором Стэнфордской программы борьбы со стрессом и педиатрической тревогой в раннем возрасте, а также профессором детской и подростковой психиатрии.

В исследовании приняли участие 45 студентов из калифорнийского сообщества преимущественно из малообеспеченных семей. Все принимающие участие в исследовании имели свои уровни тревожности и стрессовые реакции, которые были выявлены с помощью стандартных поведенческих опросников. Хотя их подверженность стрессу была потенциально высокой, ни у одного не было диагноза расстройства личности.

Чтобы проверить, как мозг ребенка реагирует, когда они пытаются регулировать негативные эмоции, ученые провели функциональное сканирование МРТ, в то время как участники исследования смотрели на два типа изображений: нейтральный и аверсивный. Нейтральные изображения демонстрировали приятные сцены, например, когда кто-то гулял на природе, тогда как на отвратительных изображениях показывались потенциально тревожные сцены, такие как автомобильная авария.

После первых просмотров детей попросили взглянуть на отрицательные изображения под другим углом, чтобы уменьшить негативную реакцию. Например, им говорили: «Эта автокатастрофа выглядит плохо, но люди не пострадали».

Используя данные сканирования мозга, исследователи проверили взаимодействие между миндалиной, центром страха и дорсолатеральной префронтальной корой, центром мышления. Хотя дети с разным уровнем тревожности сообщали о снижении своих отрицательных эмоций их мозг делал разные вещи, когда их просили пересмотреть отрицательные образы.

Чем больше уровня тревоги у ребенка, тем сильнее сигналы, поступающие от правой миндалины к дорсолатеральной префронтальной коре. Никаких таких эффектов не наблюдалось в обратном направлении, то есть не было увеличения передачи сигналов от дорсолатеральной префронтальной коры к миндалине. Более высокие уровни тревоги были связаны с менее позитивными начальными реакциями на аверсивные образы, меньшей способностью регулировать эмоциональные реакции. Более высокая стрессовая реактивность была связана с менее контролируемыми, более импульсивными реакциями при повторной оценке аверсивных изображений, что позволяет предположить, что дорсолатеральная префронтальная кора менее способна выполнять свою работу.

Полученные данные показывают, как тревога может изменить мозг, и служат основой для будущих исследований, чтобы узнать, что может помочь детям справиться с реакцией на тревогу и стресс.

Читайте новости Scientist.kz в Яндекс Дзен.
Иллюстрация: Google Vectors by Vecteezy