Насколько заразны вакцинированные? Насколько заразны вакцинированные?

Насколько заразны вакцинированные?

Такое бывает, но все же это большая редкость
Ясмин Таяг
© РИА Новости, Александр Кряжев
© РИА Новости, Александр Кряжев

Хотя вакцинация позволяет обезопасить себя, увы, это далеко не карт-бланш и не билет обратно в 2019 год. Люди все равно заболевают и заражают других. Но привитые передают вирус с меньшей вероятностью, чем непривитые.

Это лето испортил страх заразиться коронавирусом. На заре прививочной эйфории многие американцы наивно думали, что это пропуск в нормальную жизнь. Какое-то время эпидемиологи именно в этом нас и уверяли: разумеется, привитые по-прежнему могут заразиться COVID-19, но хотя бы о его дальнейшем распространении беспокоиться не придется. В мартовской директиве Центра контроля и профилактики заболеваемости утверждалось, что риск передачи «скорее всего, невелик», а несколько недель спустя его директор Рошель Валенски (Rochelle Walensky) недвусмысленно заявила, что «привитые вирус не передают».

А потом появился сверхзаразный штамм «Дельта». Заболеваемость резко подскочила, а отделения реанимации снова переполнились. Началась прямо-таки паника: мол, наше представление о распространителях вируса оказалось в корне неверным.

В начале августа Центр контроля и профилактики заболеваемости опубликовал выводы об огромной вспышке коронавируса в Провинстауне, штат Массачусетс, и заключил, что 74% случаев пришлось на вакцинированных. Отсюда напрашивается вывод еще более зловещий: привитые распространяют вирус ничуть не меньше, чем и непривитые. Центр поспешно порекомендовал носить маски в помещении даже привитым, а новостные агентства разродились заголовками вроде «Вакцинированные с прорывными инфекциями тоже распространяют штамм „Дельта»». Худший сценарий, — что привитые могут жить как ни в чем ни бывало и заражать полчища новых пациентов, — внезапно стал реальностью.

Прошло три месяца, и конец света, по счастью, так и не наступил: опасения Провинстаунского доклада оказались сильно преувеличенными. Но это отнюдь не значит, что привитые оказались «в домике». Прорывные заражения случаются и приводят к дальнейшей передаче. И масштабов распространения мы до сих пор не представляем.

Однако привитые все же распространяют вирус реже, потому что у них самих значительно меньше шансов заразиться. В начале сентября Центр контроля и профилактики заболеваемости обнаружил, что на каждого привитого с положительным анализом на коронавирус приходится шестеро непривитых. Но есть и повод для оптимизма. Как показывают недавние исследования, даже заразившись, привитые распространят коронавирус с меньшей вероятностью, чем непривитые.

«То есть мы вернулись к выводу „Да, такое бывает, но все же это большая редкость»», — сообщил мне профессор иммунологии Университета Колорадо Росс Кедл (Ross Kedl).

В доказательство этой точки зрения он сослался на два пока еще не рецензированных исследования. Из одного следует, что, хотя передача среди привитых в Провинстауне действительно имела место, на нее приходится небольшая доля общего числа инфекций в рамках этой вспышки. В другом исследовании британские ученые заключили, что вакцины Pfizer и AstraZeneca стабильно снижают заражение после прорывных заболеваний. Первоначальный страх «Дельты» сопряжен с так называемой вирусной нагрузкой — количеством копий вируса у зараженного человека. Но исследователи заключили, что вирусная нагрузка — лишь один из многих факторов, влияющих на передачу. Иными словами, даже при одинаковой вирусной нагрузке далеко не факт, что привитые и непривитые распространяют вирус с одной и той же степенью вероятности.

Одно из возможных объяснений — что привитые переносят менее заразные частицы, как недавно продемонстрировало исследование из Нидерландов, тоже пока не рецензированное. Как объяснил Кедл, хотя широко распространено мнение, что привитые и непривитые распространяют одинаковые вирусные частицы, основные принципы иммунологии говорят об обратном. Вирусные частицы из привитого организма покрыты антителами, которые вырабатываются в том числе в носоглотке и считаются частью «иммунитета слизистых», поэтому есть основания полагать, что последующее распространение будет меньше, сообщил он.

К аналогичным выводам пришли и другие исследователи.

«Данные четко показывают, что привитые передают вирус другим с меньшей вероятностью, чем непривитые», — сообщил мне по электронной почте доцент Иллинойского университета в Урбана-Шампейне Кристофер Байрон Брук (Christopher Byron Brooke).

Недавняя статья, где Брук выступил соавтором, показала, что привитые выделяют меньше вируса, прекращают распространять его раньше непривитых и выделяют менее заразные частицы — все это подтверждает мнение, что они реже распространяют болезнь. Как показало одно голландское исследование, передача инфекции в привитых семьях снизилась на 63%. Это говорит об эффективности вакцин: дóма есть все условия для передачи, поскольку члены семьи находятся в чрезвычайно тесном контакте в течение длительного времени, считает Брук. (Однако другое исследование статистически значимой разницы между привитыми и непривитыми в передаче инфекции в домашних условиях не обнаружило). В конечном счете, полагает Брук, можно определенно сказать, что риск передачи среди привитых ниже.

«Но это зависит от того, что подразумевать под „низким»», — заметил он.

Центр контроля и профилактики заболеваемости новые исследования пока не убедили: там сохраняют осторожность. Представитель ведомства сообщил мне в электронном письме со ссылкой на данные, появившиеся уже после исследования в Провинстауне, что полностью привитые с прорывной инфекцией могут передавать вирус другим — в том числе таким же привитым. Хотя информация постоянно обновляется, представитель сообщил мне, что «по крайней мере, сразу после заражения полностью привитые с прорывной инфекцией столь же или чуть менее заразны по сравнению с непривитыми».

Другие эпидемиологи тоже осторожничают.

«Я полагаю, что до сих пор нет единого мнения о том, насколько вакцинация снижает риск передачи, но мы знаем наверняка, что передача случается», — сообщила мне старший директор по профилактике инфекций в системе здравоохранения Джонса Хопкинса Лиза Марагакис (Lisa Maragakis). «И я бы не назвала этот риск низким».

Она сослалась на данные, что вирусная нагрузка у привитых и непривитых схожа.

Мои ученые собеседники сходятся в одном: лучшая защита от заражения и передачи — по-прежнему вакцинация. Да, вакцины несовершенны, но они, безусловно, лучший инструмент в борьбе с COVID-19, чтобы защититься самому и защитить других. Более того, привитые сдерживают дальнейшее распространение, избегая ситуаций где оно более вероятно. Что касается прорывных заражений, недостаточно внимания уделяется поведению и привычкам, считает эпидемиолог больничной системы Нью-Йорка Сайра Мадад (Syra Madad).

События в Провинстауне, где на пике «Дельты» организовывались многолюдные вечеринки в закрытых помещениях, отнюдь не способствовало предотвращению инфекции. Мер предосторожности вроде масок и вентиляции помещений никто не отменял. Поэтому Марагакис с тревогой следит за данными в преддверии праздников: чем больше народу собираются в закрытых помещениях, тем больше будет прорывных инфекций.

Еще один непредсказуемый фактор — сколько времени прошло с момента вакцинации. Как утверждается в одном британском исследовании, защита от передачи начинает ослабевать примерно через три месяца, хотя большинство данных говорит о том, что общая защита по-прежнему сильна.

Для людей моложе 60 прорывная инфекция чревата плохим самочувствием в течение недели и лишь изредка — госпитализацией. Как предположил Кедл, эта возрастная группа едва ли распространяет вирус (особенно среди других привитых) в силу более мощного иммунитета. Но о привитых старше 65 этого сказать уже нельзя: их иммунная система слабее, а значит, они уязвимее к серьезным заболеваниям и передаче — отсюда необходимость ревакцинации.

«Вопрос на миллион долларов», — сказала Марагакис, — это сколько «бустерных» доз потребуется в ближайшие месяцы и годы — и как часто».

Возможно, к согласию о том, насколько заразны прорывные инфекции, мы так и не придем — и это нормально. Неопределенность — по-прежнему неотъемлемая часть нашей коронавирусной жизни, хотя с начала пандемии прошло уже почти два года. И пока мы не знаем наверняка, лучший способ обезопасить окружающих — это осторожность. А это значит, что всякого зараженного необходимо изолировать.

«Я бы не решилась сказать им, что, мол, никакого риска передачи нет», — считает Марагакис.

Увы, хотя вакцинация позволяет безопасно заниматься многими делами, это далеко не карт-бланш и не билет обратно в 2019 год. При наилучшем стечении обстоятельств прорывная инфекция превратится в нечто вроде обычного гриппа.

«В конце концов, рано или поздно перезаражаются все, и привитые, и непривитые, поскольку вирус становится эндемичным», — сказал Брук.

Если достаточно человек привьется — и если иммунитет сохранится — потенциальная заразность привитых перестанет быть поводом для паники.

Источник – ИноСМИ.ру

Ясмин Таяг — журналистка и бывший ведущий редактор блога Medium Coronavirus